Понедельник, 11.12.2017, 14:14Приветствую Вас Гость

Главная Модные Новости Доставка Книга отзывов Видео Партнерам
Бусы-колье
Серьги
Клипсы
Браслеты
Кольца
Комплекты
Броши
Пояса
Запонки
Зажимы для платков
Упаковка
Новинки
Аксессуары
Подарки
Мини-манекены
Свадебная коллекция

Корзина

Ваша корзина пуста

Форма Входа

Статистика
Пьер Реверди

С поэтом Пьером Реверди Шанель связывали долгие любовные отношения. Она была для него музой, он для нее - великим писателем. В своей библиотеке Коко собрала все издания Реверди в роскошных переплетах, у нее также хранилась большая часть рукописей Пьера. Она всячески старалась помочь человеку, чей талант высоко ценила: давала большие суммы издателям произведений Реверди, чтобы те, в свою очередь, делали ему отчисления «за авторское право», тайком покупала его сборники и рукописи. Реверди написал: «Неужели самый долговечный и прочный союз между существами - это преграда?», - но все-таки покинул свою любимую Габриэль, отдав предпочтение скромной жизни в Солеме, в окрестностях знаменитого аббатства со своей женой. Перед этим в 1926 году он сжег многие из созданных им рукописей. Реверди тянуло к уединенной жизни, духовному спокойствию.

Но с расставанием их дружба не закончилась: до конца жизни они поддерживали теплые отношения. Так, например, в 1947 году он подпишет свое издание: «Милой и обожаемой Коко! Коль Вы дарите мне радость любить кое-что из этих стихов, вручаю Вам эту книгу! Пусть она дарит Вам нежный и спокойный свет, как лампочка у изголовья!».

Шанель часто обращалась к его стихотворениям, перечитывала издания, подчеркивая карандашом интересные мысли. Нужно было видеть приступ гнева, охвативший Коко, когда в 1961 году Жорж Помпиду не включил Реверди в «Антологию французской поэзии». Шанель очень переживала, что талантливый поэт быстро оказался забытым ценителями литературы.

Уинстон Черчилль

С Уинстоном Черчиллем Шанель познакомилась благодаря герцогу Вестминстерскому. На тот момент Черчилль занимал пост министра финансов. Черчилля и герцога связывала дав¬няя и крепкая дружба еще со времен Англо-бурской войны.

Друзья часто отдыхали вместе. Однажды во время охоты на кабана в Мимизане, куда герцог приехал вместе с Шанель, будущий премьер-министр был так поражен талантом и умом этой удивительной женщины, что написал свой жене: «Приехала знаменитая Коко, и я восхитился ею. Это одна из самых умных и приятных женщин и самая сильная личность, с которой Бенни (герцогу Вестминстерскому) когда-либо приходилось иметь дело. Весь день она провела на охоте, нимало не потеряв в бодрости, а после обеда помчалась на машине в Париж - и сегодня занята совершенствованием и улучшением платьев, наблюдая за проходящей перед нею бесконечной чередой манекенщиц».

Сохранилось еще одно свидетельство упорства Шанель, которое отметил Уинстон Черчилль. Излюбленным развлечением герцога Вестминстерского была ловля лосося в Шотландии. Естественно, Габриэль, повсеместно сопровождавшая герцога, должна была участвовать в забаве. Коко не любила рыбалку со спиннингом, находя это занятием скучным. Но, понимая, что в данной ситуации ей всё равно придется рыбачить, получится это у нее или нет, она решила подойти к делу всерьез: терпения, силы и ловкости ей было не занимать. Шанель быстро научилась управляться со спиннингом и ежедневно ловила по два-три прекрасных экземпляра, - в то время как Черчилль частенько трясся от холода на берегу реки без улова.
Поль Пуаре

Когда Шанель еще только входила в мир моды, он уже был на вершине славы. Его наряды были весьма популярны у французских дам. Однако эта молодая и дерзкая женщина с короткой стрижкой быстро обошла мэтра парижской моды.

Существует легенда о том, как однажды Поль Пуаре встретил Шанель в ее знаменитом маленьком черном платье и с издевкой спросил: «Мадам, по кому Вы носите траур?». Остроумная Коко в долгу не осталась: «По Вам, мсье».

Их конкуренция была жесткой и открытой, но если Шанель до конца жизни будет пользоваться успехом, о дизайнере Пуаре все очень скоро забудут; его имя останется лишь в учебниках по истории моды. Поль не признавал нарядов этого «мальчишки», считая, что Шанель одевает светских дам как горничных. Шанель же понимала, что в послевоенную эпоху женщинам нужны удобные вещи, а не многочисленные оборки от Пуаре. Однажды Пуаре сказал про нее: «Этот мальчишка еще обставит нас во всех мастях», - и чутье его не подвело.

Кристиан Диор

Отношения с этим конкурентом были несколько сложнее: Габриэль не сразу удалось победить Диора, да и можно ли назвать это победой? Они оба вошли в историю мировой моды, а конкуренция созданных ими модельных домов продолжается до сих пор.

Отношения Диора и Шанель были сложными. «Ее элегантность потрясает воображение даже непосвященных!», - так отзывался о легендарной Коко модельер. Однако у нее на этот счет было другое мнение: «Мужчина, который не имел ни одной женщины за всю свою  жизнь, стремится одеть их так, как если бы сам был женщиной».

В 1954 году, в 71 год, после более чем десятилетнего перерыва Шанель вернулась в мир высокой моды. Свое возвращение она объяснила следующим образом: «Я больше не могла видеть то, что сделали с парижским кутюр такие дизайнеры, как Диор и Балмэн». К этому времени мода, созданная Диором по-лучила название «New Look» («новый взгляд»). Тяжеловесные конструкции и длинные юбки, узкая талия и широкая высокая грудь... Всё, с чем Шанель боролась в 1920-х годах, снова вернулось на подиум.

«Диор? Он не одевает женщин, он обивает их обоями!». Этого она допустить не могла: после долгого отсутствия в 1954 году Шанель создает новую коллекцию, но показ заканчивается полным провалом. Публика сочла, что Коко больше не может предложить ничего нового, что ее взгляды так и остались в 1930-х, - но в этом и есть ее задумка: мода меняется, стиль - никогда. Шанель не опустила рук, она решила переломить ситуацию, показать, что это ее конкуренты вышли из моды: «Они действуют, как старина Пуаре, - пояснила она, - они ищут, как бы по¬сильнее эпатировать клиенток экстравагантностями своих нарядов, вместо того, чтобы беспокоиться о самих женщинах - с учетом реальности, в которой те живут. Они забывают о самой элементарной истине: нужно, чтобы женщины нравились мужчинам, чтобы они восклицали не «Какое у вас красивое платье!», а «Какая вы красивая!"».

Габриэль много работала над своей второй коллекцией. Она совершила абсолютно верный маркетинговый ход, сделав ставку на США, - понимая, что Америка потянет за собой и Европу. Уже в начале 1955 года ее успех стал очевидным, и даже те, кто придерживался исключительно «нового взгляда» Диора, вынуждены были отказаться от излишеств. Силуэт женского платья стал более ровным, а талия -свободной. Шанель снова победила.

ВЕЧНОЕ ОДИНОЧЕСТВО!

Романы Шанель были продолжительными и страстными, но ни один из них не закончился свадьбой, хотя часто казалось, что Коко вот-вот выйдет замуж. Каждый из ее мужчин помог Шанель открыть что-то новое, ранее неизведанное, тем самым все они внесли свой вклад в развитие мировой моды.

Единственный, кого она любила

Блистательный англичанин Артур Кэпел по кличке «Бой» ворвался в жизнь молодой Коко как вихрь: она познакомилась с ним во время охоты, на которую приехала с Этьеном Бальсаном. «Мальчик был красив, очень красив, соблазнителен. Он был не просто красив, он был великолепен! - вспоминала Коко первую встречу с Боем. - Мне нравилась его беспечная манера, его зеленые глаза. Он садился на самых гордых лошадей и был очень сильным. Я влюбилась в него». Между Шанель и Бальсаном никогда не было особой страсти, эти отношения были ско¬рее удобными, чем горячими. Теперь же она встретила принца, о котором читала в романах.

Артур Кэпел был прекрасно образованным молодым человеком, его происхождение точно неизвестно, а сам Бой предпочитал умалчивать этот момент, но совершенно ясно, что он был из богатой семьи. Ходили слухи, что Артур приходится внебрачным сыном известному банкиру, одному из братьев Перейр, существовали даже предположения, что Кэпел - незаконный сын Эдуарда VII. Однако неясное происхождение не мешало Бою быть вхожим в высший свет, где его считали одним из лучших игроков в конное поло.

Кэпел всячески поддерживал молодую и полную энтузиазма Габриэль. Артур помог ей открыть собственное ателье, одолжил денег, они вместе обсуждали концепции дальнейшего развития ее бизнеса. В отличие от Бальсана он не сразу, но понял, что Шанель решила заняться этим делом всерьез, а не ради забавы. Кэпел много читал и в основном серьезную литературу: Ницше, отцы церкви, «Политические очерки» - разброс тематик и авторов был очень широк, Бой старался приобщить к книгам и Коко. «Он явился самым большим шансом в моей жизни: я нашла в его лице человека, который не деморализовал меня... Он знал, как развить во мне уникальное за счет всего остального», -так отзывалась о нем Габриэль.

Кэпел быстро оценил талант Шанель, он почувствовал, что несмотря не нехватку классического школьного образования, в ней есть другое знание мира, чутье, которого так не хватает современным дамам. Кэпел ценил ее такой, какой она была. Однако общественное мнение его также волновало, и разница в их положении заставляла Боя просить Коко, чтобы из различных заведений они выходили порознь. Ее это не смущало абсолютно: Шанель часто проводила вечера дома, это было удобно обоим.

Кэпел был амбициозен, следил за своим внешним видом и занимал активную жизненную позицию. Доставшееся ему состояние он сумел приумножить, вложив средства в угольную промышленность.В послевоенное время он стал часто бывать в Лондоне, и его постоянные долгие отлучки, естественно, не нравились Коко. Некоторые ее биографы даже предполагают, что назло Бою Габриэль отрезала свои красивые длинные волосы, которыми Артур так восхищался. Сама Шанель объяснила свою выходку по-другому: перед отъездом в оперу у нее взорвался газовый нагреватель и опалил волосы, поэтому Коко была вынуждена обрезать их.

К 1917-1918 годам профессиональная деятельность Шанель становится всё более успешной, а вот личная жизнь - нет. Кэпел стал часто бывать в высшем обществе, общаться с видными людьми английского и французского света. Однажды он знакомится с дочерью и невесткой лордов Дианой Листер, урожденной Рибблсдейл. Ее судьба была схожа со многими молодыми особами той поры: едва выйдя замуж, она потеряла мужа на войне. Ее хруп¬кость, кротость и трагическая судьба взволновали Артура. Бой влюбился в Диану. Кэпел предложил ей руку и сердце и получил положительный ответ. Надо сказать, что в этом был и политический аспект: став женихом знатной особы, Бой вошел в круг джентри и получил назначение политического секретаря британской секции Большого межсоюзнического совета в Версале.

Когда в марте 1918 года Артур приехал сообщить Коко о своем намерении жениться, она не уронила перед ним достоинства и не стала закатывать сцен. «Прежде чем он сказал слово, я всё уже знала сама», - напишет Габриэль поз¬же. Но когда за Боем закрылась дверь, на Коко обрушилась невероятная тяжесть. Слишком сильно она любила. Вполне логичным в данной ситуации было разорвать все отношения, но Шанель не могла этого сделать, ее страсть была сильнее. В октябре 1918 года Артур и Диана поженились. Однако Артур продолжал вести двойную жизнь: теперь у него была богатая и знатная жена и темпераментная и талантливая возлюбленная, к которой он часто приезжал. В отношениях Габриэль и Кэпела ничего не изменилось, просто они стали встречаться в других местах. Шанель было тяжело примириться с таким положением, но, понимая, что по-другому быть с ним она не сможет, Коко смиряла свой душевный бунт.

22 декабря 1919 года случилась страшная трагедия: по дороге в Канны Бой разбился в автокатастрофе. Как только Габриэль сообщили о случившемся, она велела отвезти ее к месту трагедии. Шанель обошла вокруг превратившегося в груду метала автомобиля Артура, потрогала обгоревшее железо, еще пахнувшее паленой резиной, села на обочину и прорыдала несколько часов. «Эта смерть, - скажет позже Шанель, - явилась для меня тягчайшим ударом. Со смертью Кэпела я потеряла всё». Вернувшись с места трагедии, Коко заперлась на своей вилле «Миланез». Она распорядилась убрать ковры и сделать всё в спальне абсолютно черным. Но спать в такой комнате Габриэль не смогла: позже она перебралась в соседнюю комнату, выполненную в розовых тонах.

Шанель не могла носить траур, так как не была официальной женой, и это тоже угнетало ее. Поговаривали даже, что Габриэль сама находилась на волоске от смерти, настолько сильными были ее переживания. Выйти из этого состояния ей помогла подруга Мися Серт, сочувствовавшая Шанель в ее горе и стремившаяся всячески отвлечь Коко от дурных мыслей. И, конечно же, с ней всегда была ее работа.

Именно со смертью Кэпела связывают создание легендарного маленького черного платья от Шанель. Многие считают, что оно появилось в память о погибшем возлюбленном. Сама Шанель позже скажет, что Кэпел был единственным человеком, кого ей суждено было полюбить...

Из далекой России

В сентябре 1920 года в Биаррице Габриэль знакомят с князем Дмитрием Павловичем Романовым, кузеном Николая II и племянником Александра III. Князь участвовал в убийстве Распутина, в связи с чем был изгнан из России еще до революции. Опала спасла его от убийства большевиками в июле 1918 года. Нужно сказать, что мать его умерла рано, отец, великий князь Павел, командовал императорской гвардией и редко виделся с сыном. Условности этикета лишили мальчика детских шалостей. Как скажет Коко: «Принцы крови всегда вызывали у меня безмерную жалость. Их ремесло, когда они его исполняют, - самое грустное из всех возможных; но еще хуже, когда они не могут исполнять его». Князь был красив, его зеленые глаза покорили Коко, у него были длинные, как у всех Романовых ноги и некоторая печать грусти и меланхолии на лице. Надо сказать, что на момент их знакомства Романов испытывал материальную нужду.

Итак, в сентябре он селится на вилле Шанель в Гарше вместе со своим слугой. Кстати, в тот момент на вилле уже проживал его соотечественник, известный композитор Игорь Стравинский, со своей семьей: Коко приютила их и долгое время помогала деньгами. По свидетельству современников, Стравинский также был страстно влюблен в Шанель, но она не отвечала ему взаимностью. Спустя какое-то время Габриэль и князь Дмитрий уезжают в Монте-Карло и возвращаются оттуда уже любовниками. Их роман, в течение которого они не расставались, продлится больше года, до осени 1921-го.

Эти отношения помогли Шанель отвлечься от горя утраты. Конечно, она не забудет Боя, но к ней вернется былая уверенность в себе и своих силах. Роль русского князя была велика и в профессиональной деятельности Коко. В этот период она приняла на работу многих русских эмигрантов, в большинстве своем - родственников Дмитрия Павловича, оставшихся без источников к существованию. Шанель взяла на работу князя Кутузова, потомка знаменитого полководца, и двух его дочерей. Успех созданной ею русской коллекции был настолько велик, что потребовалось нанять дополнительно пятьдесят вышивальщиц и открыть специальное ателье, управляющей которым была поставлена тетушка князя Дмитрия Мария Павловна. Романову Шанель обязана знакомством с парфюмером Этьеном Бо, с которым она создаст знаменитые духи.

В будущем князь Дмитрий Павлович женится на богатой американке Одри Эмери и уедет к ней. Однако он будет поддерживать дружбу с Коко, кроме того, Шанель примет участие в конфирмации его сына Павла Романова-Ильинского, жившего в Огайо.

Герцог

Осенью 1924 года газетные заголовки пестрели подробностями развода герцога Вестминстерского со второй женой и его романом с Коко Шанель. И слухи эти не были беспочвенными.

Герцог принадлежал к роду Гросвеноров, который вел свое происхождение от внучатого племянника Вильгельма Завоевателя, и приходился кузеном Его Величеству. Его звали Хью Ричард Артур, но так к нему никто не обращался: вся семья звала его просто Вендор по ему одному известной причине. На момент знакомства с Коко ему исполнилось сорок пять, это был высокий мужчина с голубыми глазами и светлыми волосами. Познакомила их давняя знакомая Вера Бейт. Чтобы завоевать сердце известной всему миру кутюрье, герцог осыпал ее драгоценностями и дорогим подарками. Но это не действовало на Шанель, скорее наоборот, она старалась подчеркнуть тот факт, что ее не купишь, и высылала Вендору в ответ не менее дорогостоящие подарки. Однако постепенно ее сомнения рассеялись. Их отношения стали ближе, завязался роман, которому суждено было продлиться пять лет. Габриэль была для герцога чем-то большим, чем просто каприз, он высоко ценил ее талант и даже всерьез подумывал жениться на Коко. Его не очень интересовало происхождение Шанель, как и мнение род¬ственников по этому поводу, кроме того, на тот момент она была уже богата и знаменита.

Коко и Вендор не жили вместе: у нее была работа, бросать которую она не желала; он был занят затянувшимся бракоразводным процессом. Однако короткие поездки и встречи, морские круизы, совместные выезды и, конечно, приемы друзей в Итон-Холле, старинном имении его предков, на которых Габриэль исполняла роль хозяйки, давали ей повод не сомневаться в серьезности намерений возлюбленного.

Тогда же она познакомилась со многими его друзьями, в числе которых был и Уинстон Черчилль. Стоит заметить, что характер у герцога был далеко не покладистый: например, он заставлял своего слугу гладить шнурки на ботинках, но терпеть не мог носить новую обувь и постоянно ходил в стоптанных башмаках. Герцог любил развлечения, и Габриэль всегда сопровождала возлюбленного: ловля лососей, охота, выезды на яхте, - всё это стало частью и ее жизни.

Однако красивый и многообещающий роман закончился ничем. Свадьбы, которой так ждала пресса, не случилось. Причиной тому послужил тот факт, что Габриэль не могла иметь детей, несмотря на долгое лечение, которое она прошла. А Вендору очень хотелось наследника. От двух предыдущих браков у него родились две дочери, единственный сын умер в четырехлетием возрасте - его смерть герцог будет глубоко переживать до конца жизни. Габриэль сама посоветовала Вендору жениться: «Это самое лучшее, что ты можешь сделать, коль ты так жаждешь обзавестись наследником». Перед свадьбой он даже познакомил Шанель со своей будущей женой - Лэлией Мэри Понсоби, дочерью премьер-барона, заведовавшего при английском дворе протокольным отделом.

Шанель не изменила своей привычке поддерживать дружбу с бывшими возлюбленными: с герцогом Вестминстерским она виделась при первой возможности.

ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ

Коко Шанель продолжала работать всю свою жизнь, ее новые костюмы не сходили со страниц модных журналов. Умерла Габриэль на восемьдесят восьмом году жизни, 10 января 1971 года, в мансарде отеля «Ритц». В ее гардеробе после смерти нашли всего три изысканных наряда. По желанию Коко, ее похоронили на кладбище в Лозанне. Шанель суждено было остаться одинокой, работа стала смыслом всей ее жизни.

<=Предыдущая страница

Яндекс.Метрика
Читайте отзывы покупателей и оценивайте качество магазина 9kingdom.ru на Яндекс.Маркете